Яндекс.Метрика

© 2011-2017

МУП "Редакция

газеты "Призыв"

___________________

E-Mail:

prizyv-1940@yandex.ru

Новости Карелии

МИМОЗЫ
11.03.2017 20:11

Настроение было скверным: погода дождливая, холодно, денег – кот наплакал, а завтра 8 марта… Сижу дома. Тоска…

Затрезвонил телефон. Сняв трубку, услышал возбуждённый голос одного своего знакомого – шофёра, с которым мы ездили изредка то на охоту, то просто на природу. В последний раз виделись мы давно, так что я не сразу и сообразил, кто звонит.

- Слушай, Егор, - кричал он в трубку, - у меня тут такое случилось!.. У тебя есть знакомые продавщицы цветов или перекупщики какие?

- Да что случилось-то?

Далее из его несвязного рассказа я понял, что он перегонял из Еревана автомашину «ЕРАЗ». Где-то в районе Сухуми его тормознули местные абхазцы и предложили три тысячи рублей – за перевозку мимозы в Ленинград. Два дня они там ломали мимозу и набивали ею фургон «ЕРАЗа». И вот, доехав до Ленинграда, абхазцы эти, сопровождавшие его на «Жигулях», куда-то исчезли. Напрочь. А кому нужна эта самая мимоза после 8 марта?

Утром, 8 марта, Андрей (так звали моего знакомого) позвонил снова и мы договорились, что он заедет ко мне и мы вместе, порыщем в поисках сбыта.

Пока он добирался ко мне, моя хандра сделала своё черное дело: запыхавшись, он застал меня в угнетенном состоянии духа. Он, как-то сразу понял, что я ему не помощник, обмяк и, сев за стол, где я пил кофе, тоже взял чашку и, наконец, выпалил: «Ну, что? Ты, я вижу, пас?..».

Я ответил ему, что поезд его наживы ушел, что сотню-другую можно, конечно, заработать, если торговать самим, но мне совсем не хочется этим делом заниматься.

«Правда, одна мысль есть, - сказал я, - Натура у тебя не хапужная, так что, давай сделаем сегодня красивый день. Давай поедем к метро и попросту раздарим эту мимозу женщинам. Пусть хоть этим скрасим один день жизни наших лучших представительниц человечества».

Андрюха оторопело посмотрел на меня и поперхнулся кофе. Прокашлявшись, он, вдруг, загоготал. Его худое длинное лицо округлилось и раздалось вширь, обнажив ряд крепких прокуренных зубов.

Смеялся он заразительно и я тоже рассмеялся. Так мы долго хохотали, глядя друг на друга, и нас объяло тёплое родственное чувство, чувство широты распахнутой души, озорства и ещё чего-то интересного, уготованного предстоящим.

Через полчаса, поставив фургон у ближайшей станции метро, мы открыли заднюю дверцу машины, обнажив груды спрессовавшихся цветов. Сразу же к нам подошли несколько мужчин.

- По чем мимозы, ребята?

- Да мы не продаём. Мы по профсоюзной линии – только феминисткам, - нашелся Андрюха, и мужики озадаченно отошли.

Первой «феминой» оказалась старушка. Она подошла к фургону, отобрала несколько веточек, достала кошелёк и спросила меня:

- Сколько стоят эти цветы?

- Бабуля, сегодня ваш праздник, поэтому, получите эту мимозу бесплатно, а вот эту (я сгрёб охапку цветов) подарите своим подругам, им, наверное, тяжеловато за цветами ходить.
Бабулька взяла цветы, понюхала их, потом посмотрела на нас с Андреем внимательно, словно, запоминая, и сказала:

- Это чего, ребята, вы не из общества милосердия?

- Да, бабушка, оттуда. Привет передавайте своим подругам и наши поздравления.

Тут к нам подбежали сразу несколько девчонок лет по 13 – 15. Андрей, не дожидаясь их вопросов, сразу вручил им по охапке, с наказом подарить учительницам. Восхищённые, они сразу упорхнули.

Каким-то неведомым образом через несколько минут около фургона собралось несколько десятков женщин. Они все знали и просто протягивали руки, в которые мы с Андреем рассовывали наспех собранные букеты. Всё проходило как-то буднично: только некоторые, уходя, благодарили нас, но чаще всё проходило молча. Среди женских рук попадались и мужские, но тоже, получавшие свой букет.

А цветов, словно не становилось меньше, словно фургон, волшебным образом, рождал всё новые и новые охапки. Толпа росла, и в ней, зарождался какой-то ажиотаж. Раздался чей-то возмущенный голос: «Да не давайте вы по стольку! По горсти, по горсти! Что вы делаете? Должен же быть какой-то порядок?!»

И уже новые голоса поддерживали этот призыв и чей-то пронзительный голос вторил: «По горсти, по горсти!»

«Андрюха! Пора драпать, а то, нам хана. Иди-ка, заводи машину, а я нырну в фургон». Я залез в полупустой кузов, выбросил в толпу огромную охапку мимозы, и машина рванула вперёд. Я чувствовал себя актёром, уезжающим вместе со сценой прочь от зрительного зала.

Проехав с полкилометра, Андрюха остановился. Я пересел в кабину и мы снова захохотали, как утром, до колик в животе.

- Слушай, - сказал он, - ведь я ни одной красивой женщины не видел. Все на одно лицо. Отчего бы это, а? Разве это радость для души?

- Давай поедем по организациям, которые сегодня работают.

Мы объехали известные нам больницы, родильные дома, подарили несколько букетов пожарникам, водительницам трамваев. Потом заехали в большой продмаг, где работала приятельница Андрея. Наслушались вдосталь слов благодарности – изумленных, несколько растерянных.

А мимозы было ещё много. Снова стали держать совет. Удивились, что так мало мы можем сделать, хотя, конечно, множество женщин в этот день цветов не получили. Но, как их найти? Ничего лучшего не придумали, как поехать по Невскому проспекту и разбросать цветы прохожим.

Фургон опустел, когда мы остановились около станции метро «Площадь восстания». Прохожие еще подбирали вокруг последние веточки мимозы, разбросанные нами.

Невдалеке я заметил девушку, которая несколько раз пыталась поднять мимозу, но всякий раз её кто-то опережал. Нерасторопная, она совершенно расстроилась и, видно было, как растерянно и с явной обидой смотрит вокруг. Постояв немного, она подошла к нам и робко спросила:

- У вас больше нет цветов? Хотела купить мимозы в метро, но и там всё распродали.

- А что, там совсем нет цветов? – спросил я.

- Есть, но только розы. И очень дорогие. А мне надо бабушку поздравить. Я к ней в гости приехала.

- Ну что ж, сейчас поможем вашему горю. Подожди-ка. Я пошёл в метро и на все бывшие у меня с собой деньги купил вполне приличный букетик роз. Вернувшись, я подал их девушке. «Там у меня приятель в киоске работает. Берите, берите! И примите наши поздравления. Да не стоит благодарности. Давай-ка мы лучше отвезём вас к вашей бабушке, а то время уже позднее».

«ЕРАЗ» катил по выбоинам окраины Ленинграда, а я трясся на полу, опустевшего металлического фургона. И, пахло мимозами…

Николай Копелев.

(Печатается с разрешения автора).